Рассказ о птицах

Рассказ о птицах “В сране белого аиста” -ч.8.

На другой день один аистенок, попрыгав и покружившись, вдруг оторвался от гнезда и полетел. Пронесясь по воздуху метров двести, он опустился на конек длинной шиферной крыши конюшни, где стояла, наблюдая за гнездом, аистиха. К этому времени ее уже можно было совсем легко отличить от самца, так как спереди ее ноги окрасились белым налетом помета. Почему-то запачканной оказалась только самка, самец оставался чистым. Аистенок, балансируя крыльями, прошелся по коньку, как циркач по канату, и остановился. «Белоножка» спокойно чистилась, не обращая на него внимания. Порезвившись на свободе, путешественник через некоторое время захотел есть. Скользя и оступаясь по шиферу, направился он к матери. Она приветливо повернулась ему навстречу. Но когда он стал кланяться и выпрашивать себе еду, предназначенную всему семейству, аистиха раздраженно взлетела и пересела на другой конец крыши. Птенец долго пищал, расхаживая по коньку, но белоножка не обращала больше на него внимания. Через некоторое время она перелетела на стог, взяла там пучок сена и, изящно неся его в кончике клюва, направилась к гнезду. Теперь «пеленки» уже не были нужны, но свежее сено выпол­няло другую роль — скатерти, которая постилалась на дно, куда отрыгивался корм. Положив сено и отрыгнув на него лягушек, она вернулась опять на конюшню. Птенец не зря выпрашивал корм – он у самки действительно был запасен.

Только получить его раньше своих нерасторопных братьев аистенку не удалось. Более того, он остался без завтрака.

Побродив немного по крыше, птенец вернулся на гнездо. Туда покормить выводок прилетел и отец. Он внимательно наблюдал за событиями в жизни птенцов, расхаживая по лугу, и видимо, ждал, когда вернется домой беглец. Опустившись на гнездо, глава семьи долго подтыкал свисающие палочки. Тяжелые птенцы, прыгая и бегая, сильно растоптали и накренили «пол». Каждую минуту можно было ждать, что отвалится какой-нибудь кусок с края гнезда. Теперь, когда настало время вылетать, аистята совсем перестали ремонтировать свое жилище. Они уже теряли к нему интерес. Но взрослые птицы, несмотря на то, что дети должны были со дня на день покинуть дом, заботились о нем постоянно. Всякий раз, летя кормить птенцов, они по-прежнему прихватывали с собой либо палочку, либо что-нибудь для выстилки.

13 августа я проходила по дороге возле ели с гнездом аистов. Все птенцы были на месте. Один из них, свесив голову вниз, настороженно за мной следил. При этом казалось, будто он высунулся из окошка. Когда я подошла к ели почти вплотную, он взлетел. За ним поднялись в воздух и другие. Вся троица уже владела искусством полета. Птенцы перекочевали на крышу конюшни. Гнездо опустело, но самец как ни в чем не бывало прилетел туда с традиционным материалом – комочком дерна. Птенцы, стоя на крыше, долго выпрашивали корм, но усилия их были тщетны. И действительно, как взрослые могли выплюнуть на шифер покатой крыши комок лягушат так, чтобы он не скатился вниз? Один из догадливых аистят вернулся на гнездо, и вскоре его покормили. К вечеру на гнезде опять была уже вся троица. Оказалось, что один птенец, тот, который первым совершил экскурсию на крышу, хромает. Ви­димо, он поранил или занозил пальцы, пока неумело расхаживал но коньку. Нога у него болела еще несколько дней. Теперь птенцы перестали танцевать и прыгать на гнезде. Если им хотелось поразмять крылья, они летели на конюшню. Поднимались они с гнезда всегда свечкой, в отличие от «стариков», которые, экономя силы, как бы падали в воздух, редко взмахивая крыльями.

В середине августа подул северный ветер и похолодало. После недолгого частого дождика над лесом, как декорация,

повисли пушистые голубовато-белые облака. Почувствовалось приближение осени. Среди густой темной зелени листвы берез кое-где появились легкие рыжеватые пряди.

Аистята с утра смирно стояли на гнезде. Взрослые, при­летев, сделали над ними круг и опустились неподалеку. Сколько ни просили птенцы, родители не торопились кормить их завтраком. Отец, походив, собрал пучок сухой травы, принес его в гнездо и улетел. Похоже, что наступило время, когда аистята должны были понемногу учиться сами добывать себе пищу, следуя за родителями. Но птенцы дисциплинированно оставались на гнезде, усвоив из предыдущего опыта, что кормить их будут только здесь. Время шло. Поскучав немного, один из аистят вдруг взлетел и уверенно опустился на дороге возле деревни. Немного погодя поднялся с гнезда и «хромоножка». Он описал круг над дорогой, сделал несколько красивейших воздушных пируэтов, а затем, сложив крылья, уверенно опустился возле брата. Печально посмотрев на них, слетел с гнезда и третий, самый маленький аистенок. Они принялись дружно прогуливаться взад-вперед по дороге, что-то склевывая с земли. Птенцы интересовались каждой дырочкой, засовывали туда клюв, доставали пучки травы, какие-то мусоринки. Как только один что-нибудь находил, остальные бежали к нему посмотреть на находку. Вскоре оказалось, что молодые птицы сами могут успешно ловить лягушат. С этих пор родители стали улетать надолго. Правда, подкармливать детей они продолжали. Вернувшись на гнездо, отец, независимо от того, были там птенцы или нет, отрыгивал принесенную порцию корма и улетал. Мать же частенько приглашала аистят к очередной трапезе. Не застав их на месте, она летела в их сторону, делала над ними круг и возвращалась к гнезду. Это повторялось до тех пор, пока до птенцов не доходило, что настала пора завтрака или обеда.

Бывало, что утром аистиха, оказавшись на гнезде одна, начинала заботливо укреплять прутики, поправлять выстилку, а затем садилась как будто на кладку. Всякий раз в таких случаях я думала, что аистята улетели совсем, но вдруг появлялась голодная троица и бросалась к матери с настойчивой просьбой поскорее их покормить. Голос их напоминал тихое завывание и скрип одновременно.

С каждым днем обнаруживались все новые приметы осени. Некошеные поляны еще голубели круглыми головками букашника, а трава уже приобрела желтоватый оттенок. В лесу проступили оранжевые пятна рябины. Наконец выдалась холодная лунная ночь. Утром выпала обильная роса. Аистята спустились на землю, только когда хорошенько пригрело солнышко. Дружной стайкой прохаживались они по сухой проселочной дороге, забегая на обочину, ловя и глотая лягушек. Когда стало совсем тепло, они затеяли веселую игру. Раскрыв наполовину большие широкие крылья, аистята наступали друг на друга, как молодые петушки, только не вытягивали, как те, шеи вперед, а, танцуя, выпячивали грудь. Они были так заняты своим развлечением, что не заметили даже отца и мать, принесших корм на гнездо.

А туда в это время опять пожаловал чужак. Он пытался опуститься на гнездо, но аистята поспешно вернулись домой и, встав плечом к плечу рядом с родителями, дружно прогнали пришельца.

Читать – рассказ о птицах – ч.9.

Обратно к предыдущей статье.

Здесь вы можете написать комментарий к этой записи

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Внимание: все отзывы проходят модерацию.