Рассказ о птицах

Рассказ о птицах “Встречи в огороде”- ч.5.

И на второй год иволги, когда им понадобились веревочки для своего гамачка, направились прямо к нашему кусту сирени. За день исчезли все тонкие шнурочки, которые мы вновь развесили на кусте. Взяла птица и кусочек ваты – очевидно, дело дошло уже до выстилки гнезда. Однако натуральная, то есть хлопковая вата, иволгу не удовлетворила. Ей определенно нравился синтетический материал. Птица принялась обрабатывать толстую веревку, которой в этом году была подвязана сирень. Самка вцеплялась в нее клювом и повисала в воздухе, трепеща крыльями. Размочалив конец, она набрала в клюв маленький пучок тонких капроновых нитей и полетела с ним к гнезду.

Позже на наш куст сирени стала наведываться пеночка. Ее привлекли кусочки ваты. Капроновые веревочки приглянулись камышевкам. Пара этих птиц жила через дорогу от нас.

Спустя год весной я осмотрела их гнездо. Среди сухой травы его можно было хорошо разглядеть. Основа его была сделана из белых капроновых тяжей, а лоток из травинок. Теми же капроновыми веревочками гнездо было прикреплено к толстым стеблям сныти. Искусственный материал прочен. Он сохранился, хотя опора из стеблей уже упала, и гнездо давно никому не было нужно.

В огороде у нас валялись притащенные, вероятно, собаками еще с зимы клочки овечьей шкуры. На них обратила внимание пара больших синиц. Птицы несколько раз приле­тали за этим теплым материалом. Самка тщательно отщипы­вала по волоску, набирая в клюв целый пучок. Самец сидел вблизи на кустике и молча наблюдал за ее работой. Я было обрадовалась, думая, что в каком-либо из наших гнездовий наконец поселились синицы. Но, собрав нужный материал, они улетели далеко в лес.

В лесу найти мягкий волос в таком количестве, какое используют синицы для выстилки лотка, не так-то просто. В одном из американских журналов описывается наблюдение за парой местных синиц, которые выщипывали волосы для гнезда со спины енотов. Звери были воспитаны в неволе и выпущены на свободу, но держались возле дома. Птицы садились на ветку рядом с енотом, а затем совершали «налеты» на хвост и реже спину «жертвы», вытаскивая небольшие клочки подпуши. Раздраженный енот огрызался или замахивался на воришек лапой. Некоторые синицы добывают подобным образом материал для гнезда и у других лесных зверей.

В начале июля птицы в лесу замолкают. Только свистит иволга, да иногда слышится тихая песенка теньковки. И еще время от времени раздается задорная трель крапивника. Лес кажется примолкшим. В тишине слышно, как гудят цветочные мухи. А к концу июля, когда появляются шумные выводки, все вновь как бы оживает. Встретишь такое семейство на пути – глаза разбегаются. Птенцы с непрерывными криками следуют за родителями, а те олицетворяют внимание и собранность. Беспрерывно занятые охотой за насекомыми, они тем не менее не перестают следить за окружающим и не забывают вовремя предупредить детей об опасности. Молодежь очень доверчива. Пеночки и зарянки почти садятся на голову человеку.

Каждый день прилетала в деревню из леса, чтобы полакомиться семенами вяза, пара степенных и медлительных дубоносов в сопровождении птенца. Огромное старое дерево щедро плодоносило. Когда семена созрели, наша деревенская улица оказалась усыпанной ими. Птицы доставали размокшие крылатки с края лужи, извлекали из них зерно и кормили птенца.

Раньше всех других в конце гнездового сезона пожаловали в деревню выводки больших синиц. Первый из них появился в нашем огороде еще 20 июня. В быстром темпе птицы осмотрели деревья и улетели – тут для них оказалось мало ин­тересного. Но с середины августа синицы стали наведываться к нам все чаще. Однажды утром в щели над дверью летней кухни показалась большая синица. Птица посидела на полочке, посмотрела вокруг. Вскоре к ней присоединилась вторая. На другое утро синички опять заглядывали в кухню. Они осмат­ривали внутри помещения щели между досками, разыскивая прячущихся там насекомых.

В начале сентября синицы нашли себе постоянное «дело» в нашем огороде. Они первыми обнаружили, что начали поспевать семена подсолнечника. Птицы ловко подвешивались на край склоненной вниз корзинки и выклевывали еще неспелые семечки. При этом они не улетали с каждым из них на ветку дерева, чтобы было удобнее его обработать, как делают они это зимой, беря семена с кормушки, а ели их тут же, на месте.

Я растила подсолнухи для синиц, чтобы кормить их в городе зимой, но они решили съесть все ранней осенью. Кожурка у семян была еще совсем тонкая, и дело у птиц спорилось. Они так пристрастились к семенам, что были явно возмущены, когда я в конце концов срезала и убрала корзинки. Синицы долго кричали, сидя в кустах рядом с грядкой, где были их живые кормушки. Но, хотя подсолнух был убран, птицы не покидали огород. Они осматривали кусты и прорыхленную землю под ними.

Случайно я обнаружила место ночевки больших синиц. Каждый вечер, как только начинало темнеть, в нашем дворе появлялись три уже самостоятельные молодые птицы. Они облюбовали старую рябину, у которой отходили от одного корня почти параллельно друг другу около десятка стволов разной толщины. Некоторые из них разветвлялись на высоте двух-трех метров, образуя как бы два ствола, растущих рядом.

Первая синичка занимала щель между двумя такими стволами. Птичка залезала в основание узкой развилки, выбрав место, где расстояние было как раз по ее толщине. Она усаживалась, вернее, подвешивалась в эту щель в вертикальном положении, прижавшись спиной к одному стволу и упершись согнутыми ножками и грудкой в противоположный.

Читать подробнее – рассказ о птицах – ч.6.

Обратно к рассказу о птицах – ч.4.

Здесь вы можете написать комментарий к этой записи

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Внимание: все отзывы проходят модерацию.