Рассказ о птицах

В данных статьях представлен рассказ о птицах, взятый из книги Головановой, который называется “Скворчиные будни”.

Среди птиц, населяющих деревню, в каждый из летних ме­сяцев особенно выделяется какой-нибудь один вид. В мае всех затмевают скворцы.

Мне хотелось завести на своем участке разных птиц. Еще с осени соорудили мы наряду с традиционными скворечниками гнездовья для мухоловок, синиц, трясогузок. Весной скворцы заняли их все, кроме синичников, куда не могли попасть из-за маленького размера летка. Кроме того, три пары устроились при доме – за наличником окна, под коньком и с угла крыши.

В последние годы все больше орнитологов считает, что следует сократить число скворечников или отказаться от них вовсе. Скворцов стало столько, что во время перелета на места южных зимовок они причиняют большой вред садам и виноградникам. Некоторые ученые, в частности специалисты, которые проводили исследования в Бельгии, полагают, что отсутствие мест для гнездования поможет сократить численность скворца. Однако на примере нашего двора видно, что этих птиц не так-то легко чем бы то ни было ограничить. Выгонишь в дверь – они залезут в окно.

Ежегодно в нашей деревне гнездится около сорока пар скворцов – не так уж мало на шесть дворов. Но будь сквореч­ников в пять раз больше, они бы, наверное, заняли и их. Здесь на любой птичий домик всегда был излишек претендентов.

Однако ни одного скворца в наших краях не встретишь летом не только в лесу, но и в оставленном людьми поселке. Стайка скворцов, сидящих на проводах за околицей, является верным признаком всякого человеческого жилья. Эти птицы намеренно и настойчиво ищут нашего соседства. Кроме тех гнездовий, которые я повесила возле дома, вдвое большее число скворечников и синичников было вывешено мною в лесу. Но там скворцы не заняли ни одно жилье.

В конце мая у висящего в огороде на рябине синичника, где целыми днями пел полевой воробей, периодически возникала тревога. Много раз воробьиное население нашего двора сле­талось туда посмотреть, в чем дело. Будоражил всех не кто иной, как скворец.

Он упорно пытался пролезть в маленький, диаметром 32 мм, леток. И хотя у скворца проходила туда только голова, он не терял надежды завладеть жильем.

Птица пробовала стучать по краям летка, пыталась отщепить кусочки древесины, чтобы расширить вход. Она смешно раскрывала засунутый в леток клюв, как делают это скворцы, приподнимая листья при разыскивании насекомых. Однако гнездовье было сделано из крепких досок и не поддавалось слабому скворчиному клюву. Несчастный бился несколько дней. Воробьи очень скоро успокоились, поняв, что они в безопасности, и перестали обращать внимание на потуги соседа.

С сожалением заметила я, что мои квартиранты – скворцы не обнаружили жуков-долгоносиков, сильно повреждающих листья садовой земляники. Можно прямо сказать, что в огороде эти птицы никакой полезной работы не делали.

Но птенцам они носили злостных вредителей полей и пастбищ – гусениц подгрызающих совок. Несмотря на то, что эти гусеницы, пи­тающиеся корнями растений, искусно прячутся у основания стеблей, птицы каким-то образом их отыскивали.

Деревенские скворцы, хотя и гнездились по разным дворам, жили одним коллективом. Многие их действия были согласованы между собой. На охоту они вылетали дружной стайкой, и почти всегда им сопутствовала удача. Возвращаясь, каждый держал в клюве одну или даже несколько толстых гусениц.

Покормив выводок, родители не сразу летели за новой добычей, а дожидались соседей, усевшись на вершине одного из крупных деревьев. Они напоминали в это время деревенских женщин, которые собираются вместе, прежде чем отправиться в лес за ягодами.

По утрам и вечерам скворцы разыскивали гусениц на овся­ном поле, где всходы были еще редкие и низкие. Здесь птицам легче было заметить насекомых на земле. Охоте не мешала растительность, и перо не так намокало от росы, которой утром бывает особенно обильно покрыта трава на лугу. Но днем гусеницы на открытых участках уползали в землю, и скворцы перемещались на густые посевы тимофеевки.

Передвигаясь среди травы, птицы постоянно держались близко друг от друга, как при совместных загонах во время охоты за саранчовыми в степи. Было видно, что скворцов крепко связывает чувство «локтя», хотя при добывании совок согласованные усилия им и не нужны. Насекомые эти очень мало подвижны, и птицы разыскивают их в основании стеблей. Правда, наблюдение за тем, как идут дела у соседа, позволяет каждому скворцу быстрее найти место, где гусениц больше.

К тому же, отыскивая насе­комых в гуще травы у самой земли, птица не видит ничего дальше своего «носа». В это время к ней нетрудно подкрасться и хищнику. А в стае каждый, беспокоясь о себе, предупреж­дает об опасности и соседей. При тревожном крике одного скворца в воздух поднимаются все.

Разумеется, и в других ситуациях крик тревоги скворца никогда не остается без внимания со стороны его собратьев. Однажды на край деревни прилетела кукушка и села в траву где-то рядом с гнездом чекана. Скворцы ее заметили и тут же забили тревогу. Неясно, реагировали ли они на нее как на птицу, подкладывающую яйца в чужие гнезда, или приняли за мелкого ястреба, на которого она похожа, но только, опустившись на землю рядом с ней, они принялись так кричать, будто увидели змею. Эти тревожные возгласы привлекали внимание все новых и новых скворцов, и вскоре кукушка была изгнана.

В старых гнездовьях с полуразрушенным летным отверстием, а также в домике, предназначенном для серых мухоловок, скворчата доступны многим любителям полакомиться свежим мясом. Можно себе представить, какой поднялся переполох, когда в нашем огороде появился кот. Гнусавые вопли скворцов заглушили чириканье воробьев и верещание ласточек. Все птичье население двора следило за каждым шагом подозрительного кота с единственным слезящимся глазом, рваным ухом и блестящей шерстью – местного сердцееда.

А он, почти не обращая внимания на пернатых, выжидательно смотрел на меня желтым немигающим глазом. Устояв перед его чарами, я прогнала его с огорода. Как только кот скрылся за забором, птицы сразу успокоились и занялись своими делами. На другой вечер кот появился снова. Скворцы и воробьи переполошились не на шутку. Гостя пришлось настойчиво выгонять. Уходил он медленно и неохотно: влез на забор, подождал там немного и наконец спрыгнул за околицу. Птицы сразу потеряли к нему интерес: наш дырявый забор служил условной границей их гнездовой территории.

Близилось время вылета скворчат. За пять дней до этого события родители перестали утруждать себя выносом из гнезда пакетиков с пометом. Птенцы высовывали наружу хвостики и поливали жидким удобрением угол дома, передние стенки скворечников. Все это постепенно окрашивалось в белый цвет.

Читать рассказ о птицахч.2, ч.3, ч.4, ч.5, ч.6, ч.7

 

Здесь вы можете написать комментарий к этой записи

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Внимание: все отзывы проходят модерацию.