Рассказ о птицах

Рассказ о птицах “Скворчиные будни” – ч.6.

Скворцы, принесшие в клюве пучок гусениц, подолгу не решались заскочить в свою щель. В этом случае нам приходилось отходить от дома метров на десять и отворачиваться, чтобы птицы «не стеснялись» доставить корм птенцам. Дело в том, что животные, которые живут близко от людей, очень хорошо понимают, когда ты на них смотришь и когда их не замечаешь. Пристальное вни­мание вызывает у скворцов, а также и у многих других птиц, повышенное беспокойство.

Когда приближается время вылета скворчат из гнезда, они перестают кричать непрерывно и громко. 5 июня птенцы над окном притихли. За стеной раздавались лишь шуршание и стук тренируемых крылышек. Птенцы махали ими часто-часто, как будто очень торопились. Маленькое помещение, в котором они жили, не давало им возможности широко размахнуться, и скворчата задевали крыльями за стенки своего гнезда.

Спустя десять дней после появления в огороде скворечника, внесшего такой переполох, 5 июня я вывесила новое гнездовье для скворцов. Но теперь на него никто не обратил внимания. У птиц прошло стремление во что бы то ни стало вырастить детей, которое обуревало их в мае.

Близился срок вылета птенцов у вовремя загнездившихся пар. У взрослых заметно изменился крик тревоги. Кроме сварливого «гее» они стали издавать резкие возгласы «чек, чек». Гусеницы совок, которыми скворцы выкармливали детей, тоже подросли. Они достигли размера более 4 сантиметров, и подходило время их окукливания. Таких массивных гусениц невоз­можно засунуть в рот маленьким птенцам. Росли скворчата, росли и совки – их основной корм. Чем же будут родители выкармливать детей в запоздалых выводках, думалось мне. Может быть, тогда они примутся за работу в нашем огороде?

9-10 июня начался вылет скворчат в благополучных семьях. За день до этого срока родители стали кормить детей нерегулярно. Подолгу сидели они вблизи от гнезда и дребезжаще пронзительным криком «крии, крии» вызывали выводок наружу. Птенцы отвечали им, но вылетать сразу не решались. У некоторых гнезд такие переговоры длились по целому дню. И наконец на следующее утро поднялась обычная для такого случая суматоха. Взрослые тревожно кричали, дети просили есть, и вдруг все стихало – птенцы улетали.

С приключениями оставили гнездо скворчата, выросшие под крышей на углу дома. В последние дни они начали высо­вывать головки в щель между чердаком и крышей. Взрослые перестали теперь утруждать себя лазанием через длинный проход внутрь, а кормили детей с улицы. Все было хорошо, пока птенцам не пришло время покидать гнездо. Родители стали вызывать их, сидя снаружи возле щели, не догадываясь, что через узкое «окно» детям не вылезти.

Бедные подростки старались изо всех сил, но отверстие было слишком мало. Догадаться о том, что надо двигаться не прямо на свет к сидящим рядом родителям, а в сторону, по темному лабиринту к далеко расположенному выходу под углом крыши им не приходило в голову. Все-таки одному птенцу удалось то ли вылезти, то ли нечаянно выпасть из «дверей». Он сел на ближайшую ветку яблони, кое-как пришел в себя и полетел.

А двое оставшихся долго еще бились, пытаясь протиснуться в «окно». Один из них, наконец, выкарабкался, но не наружу, а в противоположную сторону, на чердак. Он около часа в растерянности летал под крышей, пока не нашел выход. Тем временем выбрался из гнезда со столь замысловатым ходом и последний птенец. Между прочим, с таким же трудом птенцы покинули это гнездо и в прошлом году. Но взрослых это не пугало, и они зани­мали место под крышей из года в год.

Во время этих событий в занятом с боем скворечнике птицы еще продолжали насиживать кладку. Скворцам на это требуется 12 дней. Время шло к началу вылупления птенцов. Сменяя самку на гнезде, самец уже не пел. Подлетев к входу в гнездовье, он произносил ворчливо «ккхы», как бы говоря «давай вылетай». Самка стремительно выпрыгивала из скворечника и, не взглянув на супруга, мчалась на луг. А он занимал ее место.

В этом сезоне скворцы в деревне не объединились в одну стаю. Вылетевшие птенцы сразу откочевали куда-то вместе с родителями. В деревне оставались лишь запоздалые семейства вроде тех, которые поселились у нас после того, как я вывесила новые скворечники. Только изредка большая группа летных скворчат все-таки показывалась возле домов. Скворчата так кричали и шумели, будто за ними кто-то гнался или они куда-то опаздывали. В эти минуты я радовалась, что у нас не уродилась вишня.

Родители недавно появившихся птенцов в наших дуплянках не поддавались общей суматохе. Им предстояло выкармливать детей 20, а то и 22-23 дня. Стая не увлекала их за собой, и они продолжали спокойно ухаживать за выводками. Только теперь птицы собирали корм не вместе с соседями, а каждый сам по себе. Одна пара отыскивала насекомых на ближайшем к нам поле, а вторая нередко ловила слепней возле лошади, когда ее привязывали неподалеку за нашим огородом. Здесь же охотилась и белая трясогузка.

Слепни и мухи – горе для домашнего скота в жаркий день.

Читать рассказ о птицахч.7.

Обратно к предыдущей статье.

Здесь вы можете написать комментарий к этой записи

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Внимание: все отзывы проходят модерацию.