Рассказ о птицах

Рассказ о птицах “Скворчиные будни” – ч.2.

Взрослые скворцы работали «в поте лица» и имели совсем изможденный вид. Разыскивая гусениц в густой и высокой траве, они были какие-то взъерошенные, потрепанные и постоянно мок­рые то от росы, то от дождя. И именно в этот напряженный период в гнезда стал наведываться праздный скворец. Сухой и гладкий, он появлялся у скворечников, когда взрослых не было дома.

Зачем-то он залезал внутрь, а в одном из гнездовий стал выпрашивать корм у птенцов, крича таким же голосом, как они. Возле другого скворечника чужой скворец подобрал на земле несколько тоненьких длинных травинок и полетел с ними к птенцам. Свое подношение он заткнул в рот одному из скворчат, который был готов проглотить все, что ему дадут. Но, схватив травинку, малыш начал давиться и, убедившись в ее полной несъедобности, кое-как сумел выплюнуть.

Через некоторое время неумелая нянька принесла к гнезду в клюве гусеницу, но вместо того, чтобы передать ее птенцам, съела сама. В литературе имеется много примеров того, как птенцы предыдущего выводка у некоторых видов птиц помогают родителям выкармливать новое поколение. У скворцов известны случаи, когда в воспитании птенцов принимают участие чужие птицы. Только этот помощник оказался явно бестолковым.

Первые скворчата из дуплянок в центре деревни вылетели 7 июня. Оставив скворечники, птенцы усаживались неподалеку на ветках и начинали кричать, выпрашивая корм. В ответ беспокойно вопили их родители. Создавалась явно нервная обстановка. Те птенцы, которые еще не покинули гнезда, высовывались «по пояс», смотрели по сторонам и тоже кричали.

Этот шум заглушал все другие птичьи голоса. Лишь робко пробивалась через него короткая песенка чечевицы, да по ночам можно было услышать кустарниковую камышевку.

Основательно побелив наш дом и скворечники, скворчата наконец покинули гнезда. Вылетели они как-то незаметно. Ро­дители еще несколько раз возвращались и заглядывали в гнездовья, проверяя, не остался ли там еще кто-нибудь. В огороде сразу стало тихо, как будто бы кончилось лето, а оно еще только начиналось.

Когда птенцы оставили гнезда, выводки объединились. Два дня все скворчата провели на высокой березе посреди деревни, а потом переместились поближе к посевам тимофеевки – там родители добывали для них насекомых. Это избавило взрослых от необходимости делать длинные перелеты с кормом. Крик в стае молодых скворцов стоял оглушительный.

Каждый из птенцов почти постоянно звал своих родителей. Удивительно, как в этой общей суматохе птицы не теряли друг друга. Нена­долго замолкали лишь только что покормленные скворчата. На досуге они чистились и осматривали веточки, на которых сидели, раздвигая клювом подсохшую кору. Играя, птицы учи­лись отыскивать насекомых, спрятавшихся под сухими листьями, комочками земли или в других местах. Взрослые скворцы обыч­но не ищут корм под корой деревьев. Для птенцов же кора служила своего рода подсобным материалом – как песочек для детишек, которые учатся делать куличи. Если два птенца оказы­вались рядом, каждый старался клюнуть другого или прогнать.

Вся стая появлялась теперь в деревне только по вечерам. Они начинали устраиваться на ночлег с восьми часов. Птицы метались от одного дерева к другому, шумели, беспокоились, как будто было очень важно, где именно они устроятся спать. Маленькие группы соединились в одну значительную стаю численностью около трехсот птиц. Для нашей деревни в шесть домов это количество было внушительным.

Прошло четыре дня после того, как все скворчата поки­нули гнезда, но взрослые не переставали гонять хищников-разорителей. Утром я услышала, как несколько десятков скворцов громко и тревожно кричали, перелетая с ветки на ветку среди высоких яблонь в углу старого заброшенного сада. Оттуда из темноты спутавшихся веток вылетела сорока. Следом за ней гнался рябинник – у него там было гнездо. Между тем на сороку, расхаживающую по помойке, скворцы внимания не обращали. Но случаи беды, хотя и чужой, их всегда волновали.

Когда начали убирать тимофеевку, скворцы устремились на скошенные участки. День ото дня в стае стало убавляться число взрослых птиц, и наконец там осталась одна молодежь. Держались они близко друг от друга и делали все одновременно: к примеру, стоило начать купаться в большой луже одному, как туда разом бросались остальные. Поднимались брызги, как будто вода закипала.

Став самостоятельными, молодые скворцы по утрам подолгу сидели возле скворечников, залезали и внутрь. На ночевку они теперь собирались поздно, после девяти часов. Перед тем как устроиться окончательно, птицы по нескольку раз пересаживались с дерева на дерево, а затем молча плотной стаей скрывались в кроне высокой рябины и разом затихали.

Казалось, что не сотни скворцов, а одна большая птица прошумела крыльями и исчезла. Перед тем как заснуть, скворцы молча сидели на расстоянии двадцати-тридцати сантиметров друг от друга и чистились. После того как выводки распались, птенцы больше не перекликались и прежнего беспрерывного гвалта не было слышно.

Читать рассказ о птицахч.3

Обратно к началу рассказа.

 

 

Здесь вы можете написать комментарий к этой записи

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Внимание: все отзывы проходят модерацию.